О знакомой в а жуковского зонтаг

Вы точно человек?

Анны Петровны Зонтаг времени по делам моим, а сам, свернув с большой дороги, пошел по знакомой мне тропинке к селению. «Занятий множество, – писал Жуковский Зонтаг, – надобно учить и учиться, Поэзия другого рода со мною, мне одному знакомая, понятная для одного. А. П. Зонтаг В. А. Жуковский в воспоминаниях современников. . Анна Васильевна, так мало будучи знакома с Жуковским, берется писать жизнь его .

Я бросилась к Жуковскому, крича: Он оттолкнул забияк и грозно им сказал: Потом, взяв меня на руки, посадил на бабушкину кровать и закрыл завесом, подоткнув его под пуховик. Я дрожала и плакала, шалуны хохотали; но Жуковский был очень серьезен. Гарнизон был вдвое малочисленнее, но лучше вооружен. Нападающие не имели другого оружия, кроме своих кулачишек, которыми они совались к крепости, и были всякий раз отражаемы энергическими ударами линейки.

Мальчики орали во все горло, я пищала: Прогоните их, не давайте меня! Молчал один Жуковский, chevalier sans peur et sans reprocher. Наконец этот шум был услышан Елизаветой Дементьевной и моей мамушкой. Они взошли, и появление взрослых особ в одно мгновение прекратило бой. Игнатьевых не только не пригласили на вечер, но прогнали из дома.

С тех пор я никогда не встречала и даже ничего о них не слыхала.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Живы ли они, бывшие тогда шалуны-ребятишки, а теперь дряхлые старики?. С переездом в Тулу в доме Буниных образовался настоящий пансион. В этой обстановке и атмосфере накоплялись первые знания, образовывался характер, создавались литературные вкусы. Центральную роль играл Жуковский, а его правой рукой всегда была Анюта.

Здесь-то Жуковский впервые выступил в роли драматурга. Он сочинил трагедию "Камилл, или Освобожденный Рим". Соорудили сцену и разыграли трагедию. До года продолжалась совместная жизнь друзей-сверстников. В этом году Жуковский переехал в Петроград. Обрываются и записки-воспоминания А. Какою теплотою звучат следующие слова А.

Тогда был огромный дом с флигелями, оранжереи, теплицы, сажалки, пруды; и хотя строение все было деревянное, но при тогдашнем неразделенном имении содержалось в порядке.

Теперь все это исчезло. Строение сгнило и развалилось; пруды, сорвав плотины, ушли; сажалки поросли камышом. При моем маленьком состоянии я не могу исправить всего этого - и на что, для кого? Я живу совершенно одна, под скромною соломенною кровлей, близ родных моих, готовая скоро соединиться с милыми сердцу. Мишенское все еще прекрасно своим местоположением, а для меня имеет двойную прелесть своими воспоминаниями.

Здесь все напоминает Жуковского. Церковь, где мы вместе молились; роща и сад, где мы гуляли вместе, любимый его ключ Гремячий и, наконец, холм, на котором было переведено первое его стихотворение: Этот холм сохранил название: На всю дальнейшую жизнь самые близкие тесные дружеские отношения остались между поэтом и его подругой детских игр и забав.

Правда, Жуковский давал, а Зонтаг принимала: Она советуется с ним о своих личных и семейных делах, он дает ей темы для ее беллетристических произведений, он направляет ее литературные вкусы и интересы, он же проводит ее произведения в печать, оказывая свою протекцию среди издателей и книгопродавцев.

Картину их духовных взаимоотношений рисуют многочисленные письма самого Жуковского к Зонтаг и их общим родственникам, письма А. Обильный материал в этом отношении дают "Русский Архив" и "Русская Старина". Видное место занимает "Уткинский сборник", изданный в году под редакцией А. Грузинского и содержащий в себе письма В. Значительная часть личной переписки А.

Беэр, урожденной Елагиной, и составляющие часть семейного архива, хранящегося в селе Уткине, Белевского уезда Тульской губ. Из этого архива в "Уткинском сборнике" напечатаны: Протасовой-Мойер и 3 несколько писем Екатерины Афанасьевны Протасовой.

По указанным первоисточникам можно установить основные фактические данные в жизни А. В году А. Зонтага, капитана над Одесским портом: Семейные заботы, личная жизнь и необходимость приспособиться к реальной жизни отрывают ее от Жуковского: Но жизнь делает свое дело: Долгорукий в "Капище моего сердца или словаре всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни" дает такую характеристику А.

Так, я написал стихи под названием "Мишенская долина"; они напечатаны; из них видно, что я еще способен был к минутным восторгам. Юшкова одарена разными талантами, между прочим искусно рисовала и, написав красками Мадонну, подарила одну мне: В них я обещался не расставаться с Мадонной, но французы посетили мой дом, ограбили его и унесли картинку.

Что в свете устоит против коловратности случаев? Но, потеряв образ, я не потерял памяти той, которая мне его из приязни подарила, и Мишенскую долину всегда вспоминаю, как точку земли, на которой я провел несколько часов приятно, беззаботно и свободно".

Приспособление к реальной жизни, видимо, нелегко давалось молодой женщине. Мойер, - которое потеряно за пюпитрами и фортепиано! Уже в году М. Мойер обращается к ней с рядом практических вопросов. Генеральша Тучкова желала бы купить там что-нибудь и просит описать величину, положение и род обрабатывания твоей плантации.

Имеешь ли ты своих мужиков, или работают дворовые люди на лифляндский манер? Можно ли нанимать жителей, и что это стоит? Если ты перевезла своих мужиков, что стоила тебе перевозка? Меряют ли землю десятинами или как дорого приходится наша десятина?

Уроженцы татары ли, и очень ли ленивы? Где можно продавать продукты и можно ли надеяться на 6 проц. Не лучше ли поселиться в степях Одессы, если климат равно хорош? Чем насажен твой сад, и какой хлеб лучше сеять? Можно ли надеяться на приятное общество? Вот, милый друг, какая куча вопросов". Плетнев, - написал серьезное письмо Зонтаг. Она, лишась мужа и оставшись в бедности с дочерью, для которой сочинила прелестные свои повести и священную историю, спрашивает, чем ей заняться.

Советовал ей писать или биографии из всех веков и народов для чтения детского, или рассказы из гениальных творений, тоже всемирных и для такой же цели". Скорбь была сильная, но христианская настроенность и влияние Мишенской среды отлили ее в спокойное примирение с жизнью.

Вот любопытные ее размышления на эту тему в тяжелую пору ее жизни. Он все любит подводить под систему. Но какие тут классы? Кто признал бытие Божие и кто может не признать его? И нам дана свободная воля, иначе бы мы не имели ответственности за дела наши; но наша воля ведет нас по большей части ко злу, а всемогущая воля Господня из самого этого зла извлекает благо.

И так из этого признания благой воли Божией, воли всемогущей, истекает все: Но вот где нужно употребить все силы души, чтобы взойти на Черную Бембергскую гору. А у кого в жизни не бывает своей Черной горы? Для иного она крута, для другого отложе. Иной бодрее, другой слабее; но у всякого в жизни есть Черная Бембергская гора.

Она была и для Спасителя так тягостна, что, в минуту страдания, и Он, Который все постиг, еще будучи во плоти, вскричал: Вскую мя оставил еси? Для него в науке жизни и самая наука и учитель были менее строги, чем для многих.

РБС/ВТ/Зонтаг, Анна Петровна — Викитека

И всему этому причиною его ангельская душа, исполненная благости, кротости, смирения, не постигающая злобы даже и в. Зато для него цветет жизнь в такую пору, когда для других остались одни терния". Зонтаг, единственная дочь А. Зорко присматриваясь к укладу жизни жены Жуковского, A. Первое имя в честь моего мужа, а второе в честь зятина вотчима, крестного отца новорожденного.

Российско-американские сюжеты: alliruk

Я верю от всего сердца, что во всякой христианской религии можно спастись; Евангелие, слова Иисуса Христа, одно для всех; догматы же и обряды, хотя и священны для нас, но установлены после святыми отцами. Наша церковь сохранила предания неизменными, в Римской же многое изменено папами; но все это не препятствует спасению!

Веруйте в Бога и в Мя веруйте. Но для меня не знаю, как Машенькегорько было бы видеть двух моих детей разного исповедания! Особливо, когда знаешь, как Римская церковь расположена враждебно против нашей в особенности" Она долго прожила в Вене, а по последнему вижу, что собирается в свое поместье в Карниолию, куда приедет к ней и муж из Триеста доживать лето. Он надеется получить отпуск недель на шесть.

Там у нее не будет нашей православной церкви; хотя вся Карниолия населена славянами, но австрийцы обратили их в католицизм. Машенька была прошлого года в этом поместье, которое на берегу Савы, и прелестно, как она пишет. Она пошла в приходскую церковь к обедне, и в конце службы все собрание запело хором псалом на таком испорченном славянском языке, что она не могла понять ни одного слова, но едва могла удержаться от смеха, слыша, что псалом этот вдруг запели на голос русской песни: Песня, которая у нас всем уже надоела, которую жиды играли на своих органчиках и которую, вероятно, таким образом перенесли в Австрию.

У нас эта песня втоптана в грязь, а там она не только в чести, но поется в церквах; у нас под нее, в веселый час, иногда мужичок и запляшет; а там под нее молятся. И в самом деле, надобно или расхохотаться или рассердиться, видя, что народ молится, слушая, что тройка удалая мчится вдоль по дороге столбовой и что колокольчик, дар Валдая, гудит уныло под дугой. Это тем смешнее, что эти полунемцы не имеют ни малейшего понятия ни о Валдае с его колокольчиками, ни о наших ямщиках с тройками и дугами; а перед всем этим они молитвенно благоговеют".

Дети, пишут мне, чрезвычайно милы; дочь совершенная красавица; но они ни слова не говорят по-русски, и мать плачет, когда ей станут говорить, что надобно их учить по-русски. Она наняла дом на Полянке, прекрасный дом, и убрала его великолепно и с большим вкусом всеми статуями и картинами, давно уже пересланными покойником в Россию; внизу в этом доме живет хлебник немец, дети которого приходят играть с маленькими Жуковскими; прислуга у них все немцы, кроме одного человека, который говорит по-русски и служит переводчиком для всего дома.

Гувернера для детей она взяла немца, бывшего лютеранского пастора Зедергольма, перешедшего в нашу Церковь. Так что она живет совершенно в немецкой колонии. Москва ей нравится, и она стала здоровее, хотя очень худа. В этом мясоеде она вздумала говеть; выбрала себе духовником священника от Успенья на Могильцах - молодого человека, очень умного, ученого, который хорошо говорит по-французски и по-немецки, и так как она не понимает нашей службы, то не ездила перед говением в церковь, а по слабости здоровья не держала поста и, не приготовив себя ни постом, ни молитвою к приятию Святых Таин, исповедалась накануне и поехала причащаться к Успенью.

Причастную молитву священник прочитал ей на немецком языке. Все это скандализировало многих; но кто знает, может статься она достойнее богомольцев и постников. Все это я знаю от других и очень желаю видеть семейство покойного нашего друга и найти его достойным покойника". Она очень гордится тем, что она урожденная фон Рейтерн, когда имела бы полное право гордиться именем своего мужа.

Дети прекрасные, особливо мальчик, который очень похож на отца и который кроток, добр и ласков. Девочка красавица и, кажется, уже это знает Да впрочем как и не знать! Напиши мне, как ты найдешь это драгоценное семейство…" Последний период своей жизни А. Чисто христианская жизнь, заботы о крестьянах, церковь и школа, литературные работы, сосредоточенное философское созерцание и мысли о дорогом Жуковском наполняют богато ее жизнь.

Следующие выбранные отрывки из ее писем к разным лицам выпукло характеризуют эту красивую цельную жизнь на склоне лет. Диковинна созданная Его могуществом вселенная! И в этом мире так было бы хорошо жить, если бы побольше было в человецех благоволения. В прошедший великий праздник, начало нашего спасения, сонм ангелов пел: И так не мир изгнал мир, но люди за недостатком благоволения!. Не станем клеветать на прекрасный мир, но возложим вину на виновных: Знаю, что в Евангелии сказано: Право на это не знаю, что сказать.

Мне кажется, что в нынешнем веке как между молодыми людьми, так и между молодыми женщинами и девушками очень много эгоизма.

Мужчины все заняты или денежными расчетами или расчетами честолюбия, или, Бог знает, какими-то странными идеями филантропизма. Всякий хочет стать во главе какого-то огромного филантропического переворота, между тем как ленится действовать с пользою в своем маленьком кругу. Никто не думает о том, что для составления сота каждая пчела приносит по капельке меда. Хорошие люди не хотят служить, для того чтобы не быть в столкновении с дурными, и таким образом оставляют злу совершенный простор. Между тем такая гордость!

Никого не хотят знать выше себя, никого не хотят уважать ни по летам, ни по заслугам, потому что считают себя умней стариков. Вообще, кажется, теперь совершенно не уважают того, что мы в свое время называли долгом и против чего не смели проступиться. А всему этому причиною не дух времени, как говорят, а мы сами, родители. Мы слишком почитали младенчество детей наших, слишком много показывали радости, видя их успехи, слишком уничтожались перед ними; и дети, видя все это, привыкли считать себя важными лицами, а родителей ничтожными.

Я до этого не доживу, но у нового избалованного поколения дети не будут ведены. Папеньки и маменьки будут больше значить, и должно надеяться, что все пойдет лучше и что, наконец, узнают, как важно покоряться законной власти". Почти целые дни просиживаю одна за работою, или за книгою. Петерсоны приходят ко мне к обеду и вечером к чаю, после которого мы уже сидим до половины одиннадцатого часу.

Плетнев, — написал серьезное письмо Зонтаг. Она, лишась мужа и оставшись в бедности с дочерью, для которой сочинила прелестные свои повести и священную историю, спрашивает, чем ей заняться. Советовал ей писать или биографии из всех веков и народов для чтения детского, или рассказы из гениальных творений, тоже всемирных и для такой же цели". Скорбь была сильная, но христианская настроенность и влияние Мишенской среды отлили ее в спокойное примирение с жизнью.

Вот любопытные ее размышления на эту тему в тяжелую пору ее жизни.

  • Вы точно человек?
  • Российско-американские сюжеты
  • РБС/ВТ/Зонтаг, Анна Петровна

Он все любит подводить под систему. Но какие тут классы? Кто признал бытие Божие и кто может не признать его? И нам дана свободная воля, иначе бы мы не имели ответственности за дела наши; но наша воля ведет нас по большей части ко злу, а всемогущая воля Господня из самого этого зла извлекает благо. И так из этого признания благой воли Божией, воли всемогущей, истекает все: Но вот где нужно употребить все силы души, чтобы взойти на Черную Бембергскую гору. А у кого в жизни не бывает своей Черной горы?

Для иного она крута, для другого отложе. Иной бодрее, другой слабее; но у всякого в жизни есть Черная Бембергская гора. Она была и для Спасителя так тягостна, что, в минуту страдания, и Он, Который все постиг, еще будучи во плоти, вскричал: Вскую мя оставил еси? Для него в науке жизни и самая наука и учитель были менее строги, чем для многих.

И всему этому причиною его ангельская душа, исполненная благости, кротости, смирения, не постигающая злобы даже и в. Зато для него цветет жизнь в такую пору, когда для других остались одни терния". Зонтаг, единственная дочь А. Зорко присматриваясь к укладу жизни жены Жуковского, A.

Первое имя в честь моего мужа, а второе в честь зятина вотчима, крестного отца новорожденного. Я верю от всего сердца, что во всякой христианской религии можно спастись; Евангелие, слова Иисуса Христа, одно для всех; догматы же и обряды, хотя и священны для нас, но установлены после святыми отцами.

Наша церковь сохранила предания неизменными, в Римской же многое изменено папами; но все это не препятствует спасению! Веруйте в Бога и в Мя веруйте. Но для меня не знаю, как Машенькегорько было бы видеть двух моих детей разного исповедания! Особливо, когда знаешь, как Римская церковь расположена враждебно против нашей в особенности" Она долго прожила в Вене, а по последнему вижу, что собирается в свое поместье в Карниолию, куда приедет к ней и муж из Триеста доживать лето.

Он надеется получить отпуск недель на шесть. Там у нее не будет нашей православной церкви; хотя вся Карниолия населена славянами, но австрийцы обратили их в католицизм. Машенька была прошлого года в этом поместье, которое на берегу Савы, и прелестно, как она пишет.

Она пошла в приходскую церковь к обедне, и в конце службы все собрание запело хором псалом на таком испорченном славянском языке, что она не могла понять ни одного слова, но едва могла удержаться от смеха, слыша, что псалом этот вдруг запели на голос русской песни: Песня, которая у нас всем уже надоела, которую жиды играли на своих органчиках и которую, вероятно, таким образом перенесли в Австрию.

У нас эта песня втоптана в грязь, а там она не только в чести, но поется в церквах; у нас под нее, в веселый час, иногда мужичок и запляшет; а там под нее молятся. И в самом деле, надобно или расхохотаться или рассердиться, видя, что народ молится, слушая, что тройка удалая мчится вдоль по дороге столбовой и что колокольчик, дар Валдая, гудит уныло под дугой. Это тем смешнее, что эти полунемцы не имеют ни малейшего понятия ни о Валдае с его колокольчиками, ни о наших ямщиках с тройками и дугами; а перед всем этим они молитвенно благоговеют".

Дети, пишут мне, чрезвычайно милы; дочь совершенная красавица; но они ни слова не говорят по-русски, и мать плачет, когда ей станут говорить, что надобно их учить по-русски. Она наняла дом на Полянке, прекрасный дом, и убрала его великолепно и с большим вкусом всеми статуями и картинами, давно уже пересланными покойником в Россию; внизу в этом доме живет хлебник немец, дети которого приходят играть с маленькими Жуковскими; прислуга у них все немцы, кроме одного человека, который говорит по-русски и служит переводчиком для всего дома.

Гувернера для детей она взяла немца, бывшего лютеранского пастора Зедергольма, перешедшего в нашу Церковь. Так что она живет совершенно в немецкой колонии. Москва ей нравится, и она стала здоровее, хотя очень худа. В этом мясоеде она вздумала говеть; выбрала себе духовником священника от Успенья на Могильцах — молодого человека, очень умного, ученого, который хорошо говорит по-французски и по-немецки, и так как она не понимает нашей службы, то не ездила перед говением в церковь, а по слабости здоровья не держала поста и, не приготовив себя ни постом, ни молитвою к приятию Святых Таин, исповедалась накануне и поехала причащаться к Успенью.

Причастную молитву священник прочитал ей на немецком языке. Все это скандализировало многих; но кто знает, может статься она достойнее богомольцев и постников. Все это я знаю от других и очень желаю видеть семейство покойного нашего друга и найти его достойным покойника". Она очень гордится тем, что она урожденная фон Рейтерн, когда имела бы полное право гордиться именем своего мужа. Дети прекрасные, особливо мальчик, который очень похож на отца и который кроток, добр и ласков. Девочка красавица и, кажется, уже это знает Да впрочем как и не знать!

Напиши мне, как ты найдешь это драгоценное семейство…" Последний период своей жизни А. Чисто христианская жизнь, заботы о крестьянах, церковь и школа, литературные работы, сосредоточенное философское созерцание и мысли о дорогом Жуковском наполняют богато ее жизнь. Следующие выбранные отрывки из ее писем к разным лицам выпукло характеризуют эту красивую цельную жизнь на склоне лет. Диковинна созданная Его могуществом вселенная!

И в этом мире так было бы хорошо жить, если бы побольше было в человецех благоволения. В прошедший великий праздник, начало нашего спасения, сонм ангелов пел: И так не мир изгнал мир, но люди за недостатком благоволения!.

Не станем клеветать на прекрасный мир, но возложим вину на виновных: Знаю, что в Евангелии сказано: Право на это не знаю, что сказать. Мне кажется, что в нынешнем веке как между молодыми людьми, так и между молодыми женщинами и девушками очень много эгоизма.

Мужчины все заняты или денежными расчетами или расчетами честолюбия, или, Бог знает, какими-то странными идеями филантропизма. Всякий хочет стать во главе какого-то огромного филантропического переворота, между тем как ленится действовать с пользою в своем маленьком кругу. Никто не думает о том, что для составления сота каждая пчела приносит по капельке меда. Хорошие люди не хотят служить, для того чтобы не быть в столкновении с дурными, и таким образом оставляют злу совершенный простор.

Между тем такая гордость! Никого не хотят знать выше себя, никого не хотят уважать ни по летам, ни по заслугам, потому что считают себя умней стариков. Вообще, кажется, теперь совершенно не уважают того, что мы в свое время называли долгом и против чего не смели проступиться. А всему этому причиною не дух времени, как говорят, а мы сами, родители.

Мы слишком почитали младенчество детей наших, слишком много показывали радости, видя их успехи, слишком уничтожались перед ними; и дети, видя все это, привыкли считать себя важными лицами, а родителей ничтожными. Я до этого не доживу, но у нового избалованного поколения дети не будут ведены. Папеньки и маменьки будут больше значить, и должно надеяться, что все пойдет лучше и что, наконец, узнают, как важно покоряться законной власти".

Почти целые дни просиживаю одна за работою, или за книгою. Петерсоны приходят ко мне к обеду и вечером к чаю, после которого мы уже сидим до половины одиннадцатого часу. Я, домашний чтец, читаю им что-нибудь вслух. Я не так строга, как ты, мой друг, я позволяю себе светское чтение и следую за всею современною литературою, находя, что везде, кроме Англии, она в упадке.

А у нас так искажают наш славный русский язык и нашу грамматику, что не знаешь, как и писать. Но я держусь старины.

Теперь увидал, услыхал, за что бывало нас бранивали, попадаются на каждой строчке, и как по-моему неправильно, не только что неблагозвучно. Видал, слыхал показывает действие, много раз совершившееся, а к нему прибавляют у! Не больше ли логически будет прибавить это у просто к прошедшему, тогда оно лучше означит однократное: Вот и заключаю этим грамматическим рассуждением!

Это утомляет мои глаза; да ведь надобно же что-нибудь делать! Я переписываю для нового издания когда-нибудь все сказки и повести, которые издала для детей, свои и переводные. Написала уже шесть томов, а еще остается три, по крайней мере. Сама не надивлюсь, когда это я успела столько навараксать. Прибавь к этому 2 тома Священной Истории и 5 томов биографий!

A кажется, что я как будто мало трудилась. Кроме Священной Истории и биографий, прочее все писано и переведено между дел, сама не знаю. И сколько еще неизданного! У Смирдина пропадают 2 тома прекраснейших народных русских сказок, которых у меня не осталось списков, чего мне очень жаль". Она просила меня однажды: Я сообщаю тебе их; исповедуюсь, как в грехе, за который на меня сердилась моя Машенька.

Тебе то я готова признаться, но мне совестно перед твоими детьми, которым ты читаешь мои письма, как будто журнальный листок! Ведь хуже не будет, как покритикуют; а я написала этот вздор для забавы ребенка, а не для славы". После моей смерти оно поступит в казну, а наследникам моим выдадут по руб. Это потому, что Машенька вышла замуж за иностранца" Это меня еще пуще растрогало". Приход мой очень беден, следственно все издержки должны быть сделаны на мой счет; а я и сама, как тебе известно, не богата, и сверх того прошлого года у меня был совершенный неурожай, так что я должна была кормить крестьян и дать им овсяные семена.

Можно сказать, что весь этот год не деревня меня кормила, а я кормила деревню, и, благодаря Бога, на все у меня стало денег. На этот случай мне пришлось продать новое шестое издание Священной Истории, которую господа цензоры, к великой моей досаде, ужасно исказили; но все-таки я за нее получила деньги, на которые жила сама, кормила моих крестьян и теперь, к несказанному удовольствию, на мои трудовые деньги перестраиваю храм Божий.

Живу теперь в таком доме, где потеря руб. Но наша братья, недостаточный люд, умеет по одежке протягивать ножки. Я приготовила было эти деньги на то, чтобы покрыть тесом мой домишко, потому что сквозь соломенную кровлю иногда пробивает дождь; но теперь останусь при скромной моей кровле. Церковь нужнее дома, и она нужна не одной мне" Ее завела не я и не Петерсон, а наша молоденькая попадья, может статься несколько из филантропии, но больше для своей выгоды.

Каждый ученик ей платит огромную сумму за свое шестимесячное ученье. За 15 человек она получает к Пасхе 15 целковых и считает себя богатее Креза. На эти деньги она умеет нарядить к празднику всю семью. Я же поддерживаю всеми силами эту школу по долгу христианства. Тут не учат ничему, как только читать, писать, считать и катехизис, который стараются объяснить ученикам, елико возможно, понятнейшим для них образом.

По крайней мере это новое поколение будет иметь понятие о религии лучше, нежели их отцы, которые, поднимая к себе в домы образа, говорят, что они принимают богов. Ведь это сущее идолопоклонство! И не всякой ли помещик обязан развить религиозное чувство в своих крестьянах? Эти души, которые нам вверены по власти Божией, не для того даны нам только, чтобы обрабатывать нашу землю и платить нам оброк, но и для того, чтобы мы пеклись о их благе временном и наставляли их на правый путь, который привел бы их к блаженству вечному.

Конечно, это благое дело священников, пастырей душевных, но помещик обязан помогать в этом деле священникам и ободрять. Итак, я не из филантропии действую, а по долгу, по совести. Конечно, я сердечно радуюсь всему доброму, что замечаю в людях, но все-таки не хочу быть филантропкою нынешнего века, делающею все на показ. Помнишь мой старинный девиз, который вы с Катериной Михайловной велели вырезать для меня на печати: Эта милая мне печатка затерялась, исчезла в бурю бед.

Но я все-таки держусь моего девиза не блестеть, но светить потихоньку". Это нечаянное свидание меня чрезвычайно обрадовало. Наконец и еще удовольствие: Совсем нахально приехала к.

Он, не имея обо мне никакого понятия, принял меня очень радушно. Я хотела было сделать ему визит, но он продержал меня часа два. В это время разговаривал обо всех возможных предметах столь же поучительно, как и приятно, и с величайшею простотою; а по-моему простота есть необходимая принадлежность гения.

Келия моя всегда для вас открыта". Но среди всех этих забот и занятий мысли А. Вероятно, в них даже множество описок. Он очень занимается учением своей дочки. Хочет начинать учить своих ребятишек по-русски. Не правда ли, что это больно? Жуковского дети еще не знают ни одного русского слова, и родной их язык немецкий. Пора, пора ему возвратиться на родину! Да, мне хотелось бы, чтобы он возвратился в настоящую родину, а не в Дерпт, как он того хочет.

Хотя Дерпт и — Юрьев, но все-таки он населен немцами и там дети его останутся немцами и выучатся не любить русских и Россию, потому что лифляндцы нас не любят". Тогда он был один, молодой человек, известный только по своему прекрасному дарованию. Тогда ему не совестно было занять мундир у приятеля, чтобы представиться Императрице Марии Феодоровне; тогда ему нисколько не было предосудительно искать обеда у знакомых, если не было его дома; и всякой был счастлив, видя Жуковского за столом.

На что ему были нужны деньги! Разве на то, чтобы купить новую книгу. Он был не только известный поэт, но сделался и государственный человек, воспитатель Наследника Русского Престола. Тут уж он обязан был к некоторому представлению. И несмотря на то, он содержал больную Воейкову, свою крестницу, в чужих краях по самую смерть ее; он составил для старшей ее дочери, из собственных денег, капитал в руб.

Теперь же он женат и имеет двух детей. Деньги его нужны для семейства, и несмотря на то, разве он не отделил руб. Узнав о Машенькиной свадьбе, разве он не прислал ей на приданое все то, что получил за Наля и Дамаянти? И это уж будучи женат. Жуковский сохранил, среди всех каверз, которыми был окружен, всю ту же чистую, благородную, незлобивую душу!

Теперь может статься она еще светлее прежнего, потому что он сделался очень набожен. Если бы Господь привел свидеться с ним, хотя еще раз на сем свете!. Литературные вкусы у A. Конечно, в этом отношении большое влияние оказала литературная настроенность вообще Бунинского дома. Сказалось тут сильнейшим образом и влияние Василия Андреевича. Следя с большим интересом и живейшим участием за нараставшими литературными успехами Жуковского, А. В Одессе, вскоре по выходе замуж, она усердно посещала литературные вечера Варвары Дмитриевны Казначеевой и на этих вечерах познакомилась с А.

Темы для работ, общее руководство ими и литературную рекомендацию давал и оказывал ей неизменно Василий Андреевич. Разнообразны ее темы и сюжеты. От рассказов отдает иногда излишним нравоучением, тенденция нравоучительная выступает слишком наружу, дети слишком добродетельны, порок излишне карикатурен. Достоинство рассказов в их чистоте. За сюжетом и действующими лицами чувствуется всегда присутствие доброго, честного и благородного автора.

Хорошая христианская настроенность проникает все изложение. У автора всегда заметна мысль, что детское чтение должно быть соединено с приобретением положительных сведений. В книгах наглядно описываются в общих чертах некоторые ремесла и производства, даются картины из жизни животного и растительного царств.

Особенно большую известность получила "Священная История для детей", выбранная из Ветхого и Нового Завета. Книга выдержала девять изданий и до настоящего времени остается, быть может, лучшим руководством при прохождении курса Закона Божия.